Input your search keywords and press Enter.

Диктатура посыпалась. Терпилы п…дят ментов. Минск, Ебург, Хабаровск

Речь пока не об РФ. Хотя и о ней тоже. Но все же настоящий революционный задор сегодня демонстрирует лишь Белоруссия. В течение буквально нескольких недель население Батькостана вышло из спячки, и теперь протестанты на улицах уже не только скулят «Позор, позор», когда менты деловито волокут по асфальту задержанных в автозаки, но отбивают их, а потом еще и лупят толпой омоновцев.

Для многих видосики из Белоруссии – как бальзам на душу. Действительно, трудно найти более приятное зрелище, чем отпизженные каратели, роняющие на асфальт свою, а не чужую кровь. Где-то на просторах телеграма в чате видел ролик, как протестанты в Бресте пинками катают по асфальту «своего». Пользователь, выложивший запись, предположил, что так работают провокаторы – избивают человека, чтобы потом пропаганда объявила противников Лукашенко бандитами и погромщиками. Но местные товарищи поправили: это опознали и славно отмудохали так называемого тихаря — работника полиции, работающего в штатском, который в толпе выявляет наиболее активных участников протеста и указывает омоновцам, кого гасить. Но что-то пошло не так и загасили самого тихаря.

Чтобы осознать принципиальную разницу белорусских протестов с тем спектаклем, который устраивают унылые московские либералы (недавно их опять массово повинтили с хрустом суставов и брызгами кровавых соплей), надо смотреть не на сами выступления несогласных, а на то, что происходит после. Какие последствия имел разгон песгвардией москвичей, протестующих 15 июля против поправок в Конституцию (н-да, ребята явно потерялись во времени)? Да никаких. Всем глубочайше пох и на самих протестунов, и, тем более, Конституцию. Как отлил в граните по схожему поводу классик, «узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа».

Я уже говорил, что тот сценарий политического кризиса, который сейчас разворачивается в Белоруссии – наиболее вероятное будущее, причем очень недалекое, для России. Поэтому стоит внимательнее присмотреться к происходящему в стране драников, вышиванок и плановой экономики. Престарелый Таракан совершает классические ошибки, приведшие к краху уже не одну диктатуру. Политический режим в РБ – точно такой же как в РФ, четко классифицируемый, как электоральная автократия, где легитимизация диктатора происходит посредством избирательных процедур. Подчеркиваю, что речь не о выборах диктатора, а о проведении ритуала выборов с участием заранее отобранных заведомо слабых спарринг-партнеров. Это шоу по задумке режиссеров должно показать величие и несокрушимую мощь пожизненного властелина, который легко побеждает своих оппонентов, опираясь на безграничное народное обожание.

При этом народная любовь, методично культивируемая средствами массовой пропаганды, монополия на которые находится в руках у диктатора, обязательно должна присутствовать. Без нее режим электорального авторитаризма никак обойтись не может. Если диктатор утрачивает поддержку абсолютного большинства – диктатура рушится. Упомянутая поддержка носит, разумеется, пассивный характер, часто даже пассивно-негативный, когда она обуславливается не тем, что подданные считают надоевшего правителя действительно лучшим, а тем, что другие, по их мнению, будут еще хуже (пропагандисты не зря едят свой хлеб). То есть избиратель в данном случае искренне делает выбор в пользу меньшего из зол, а меньшим он считает привычное зло, рассчитывая, что от засидельца на троне по крайней мере уже не стоит ждать неприятных сюрпризов, ведь он – символ и гарант стабильности.

Однако эта схема рушится, когда в массах созревает запрос на перемены. Электоральные технологии легитимации правящего режима перестают работать в тот самый момент, когда у большинства желание перемен перевешивает страх перед ними, страх, порождающий общественный запрос на стабильность (консервацию) любой ценой. Доминирующим мотивом вместо «Лишь бы не стало хуже» становится «Хотим перемен» и «Кто угодно, лишь бы не этот». Смена настроений в обществе происходит очень внезапно, нося характер триггерного перехода от состояния пассивного равнодушия и апатии к активному протесту, и диктаторский режим просто не в состоянии не то что адекватно отреагировать на возникший вызов, но даже просто осознать, что ситуация кардинально изменилась.

Все потому, что формально ничего не меняется. Ведь радикальная (несистемная) оппозиция со всей сопутствующей экосистемой (партии, культурная фронда, антисистемные СМИ) существует даже при самых жестких электорально-авторитарных режимах. Но, как я уже ранее не раз отмечал, эта оппозиция существует в глубоко маргинальной форме, не имея сколь-нибудь заметной социальной базы. Более того, такая оппозиция нашпигована агентами тайной полиции и часто возглавляется лидерами, контролируемыми спецслужбами, собравшими на них весомый портфель компромата или коррумпировавшими их с помощью денег. Власть пребывает в полной уверенности, что такая разложившаяся оппозиция, не имеющая массовой поддержки, им не страшна.

Это действительно так, но, когда возникает массовый запрос на перемены, недееспособная маргинальная оппозиция рассыпается и перестает выполнять функцию предохранительного клапана для выпуска пара недовольства, а на сцену выступают совершенно незнакомые акторы, мгновенно консолидируя вокруг себя растущий как на дрожжах протестный электорат. Эта новая оппозиция в тысячу раз опаснее старой, «сроднившейся» с властью за долгие годы «борьбы», потому что рычагов контроля над ней правящий режим не имеет, а контроль – это сакральное понятие, альфа и омега любой диктатуры. Если автократ что-то не в силах взять под контроль – это парализует всю властную вертикаль, вгоняет ее в ступор.

Обычно в такой ситуации власть совершает свою фатальную ошибку – решает подавить протест силой. Действительно, раньше, когда силовики имели дело с маргинальной оппозицией, это прекрасно работало. Если на улицу вышли протестовать две тысячи человек, достаточно посадить по сфабрикованным уголовным делам парочку наиболее буйных заводил, арестовать и выписать штрафы 50-ти случайно схваченным активистам, еще сотню отоварить по башке палками. Все, на этом протест можно считать подавленным.

Вони в фейсбучеках, конечно, будет еще много, Европарламент примет какую-нибудь осуждающую резолюцию, но это не имеет для диктаторского режима никакого значения. Он опирается на пассивную лояльность большинства, и это самое большинство не только толерантно относится к насилию против маргинального меньшинства, но чаще всего даже горячо одобряет его. Вспомните, что показывали опросы общественного мнения – 70% населения Ебанатория одобрили жестокие действия мусоров по подавлению московских протестов лета 2019 г. Ибо нефиг шатать сакральную лодку и посягать на святую стабильность! Собственно, и в самой столице пассивное большинство было на стороне Собянина и силовиков. Потому для полного разгрома протестов оказалось достаточно нескольких десятков автозаков.

Но когда носителем протестных настроений становится не кучка столичных креаклов из либеральных тусовок, а глубинный, так сказать, народ, расклад коренным образом меняется. В этом случае репрессии не подавляют протест, а выступают его катализатором. Получается наоборот: чем более жестоко каратели прессуют народ на улицах – тем меньше у всегда столь покорных холопов становится страха, и больше – ненависти и ответной агрессии. Именно это мы и наблюдаем сегодня в Белоруссии. Именно попытки подавить уличные выступления приводят к тому, что правящий режим теряет легитимность в глазах лоялистского большинства.

Я написал очень много постов, раскрывая понятие легитимности, пытаясь объяснить, что без нее власть – ничто. Обычной реакцией было ленивое непонимание: мол, нефиг сказками нас кормить, диктатура – она на то и диктатура, что может любого по асфальту размазать и ей пофиг на то, считает население власть легитимной или нет, главное, что оно подчиняется и сидит на жопе ровно.

Я согласен только с тем, что главное – это подчинение. Но подчинение при любом диктаторском режиме базируется на одобрении, признании, согласии, но никак не на страхе перед зондер-командами карателей. Сейчас в Белоруссии мы имели возможность наблюдать обвал легитимности Лукашенко (тот самый тригерный переход). Ну, что, ребятки, давайте посмотрим, как долго он сможет властвовать, даже выиграв «выборы», но не имея внутренней легитимности в глазах населения и внешнего признания.

На самом деле положение усатого Таракашки далеко не безвыходное. Гипотетически общественный запрос на перемены вполне можно удовлетворить, ничего, по сути, не меняя, а лишь канализировав массовое недовольство. Перво-наперво для этого надо было провести честные выборы. Они, конечно, не обязательно должны быть по-настоящему честными, главное, чтобы они таковыми воспринимались, чтоб народ поверил, что сованием бюллетеня в щель он реально может чего-то добиться. Пока у масс есть иллюзорная надежда на то, что вопрос о власти можно решить на выборах, они не выходят на улицу биться с ментами.

Пусть в гонке участвуют десятки «оппозиционных» кандидатов один отвратительнее другого, пускай мочат друг друга, размазывая протестные голоса, а действующий правитель в условиях запроса на перемены должен показать, что способен проводить решительные реформы. Для этого их не обязательно проводить, главное – анонсировать, прежде всего экономические преобразования. И побольше социальных инициатив – повысить пенсии, детские пособия, зарплаты бюджетникам. Пох, что денег в казне нет, главное до выборов продержаться – а там нехай бюджет сыпется и инфляция лютует. Молодежи следует посулить рабочие места, всяческие свободы, карьерные перспективы и возможности для самореализации, предпринимателям – снижение государственного диктата, приватизацию по китайскому образцу, бесплатные кредиты, снижение налогов.

Интеллигенцию можно подкупить голимым фетишем – например провозгласить референдум о новой конституции, которая будет еще более лучшей, чем прежняя, сменить герб и флаг, объявить переход од однопалатного парламента к двухпалатному (ну, или наоборот). Анонсировать реформу местного самоуправления – ввести выборность населением глав муниципалитетов и даже регионов. Больше популизма! Еще больше! Для каждой категории избирателей свой особый сорт популизма! Еще подданные очень любят, когда царь-батюшка наказывает нерадивых бояр. Каждую неделю надо устраивать показательные порки наиболее непопулярных чиновников.

Такой подход называется в политтехнологиях стратегией выжженной земли, когда политик-популист идет на заведомый обман избирателя, осознавая, что выполнять обещанное он не будет (да и не сможет, даже если захочет), и потому в следующий раз за такого фантастического вруна никто не проголосует. Лукашенко гипотетически мог бы отработать этот сценарий и продлить свой мандат еще на пять лет, которые будут очень тяжелыми для него, и по окончании которых он должен будет уйти. То есть последний срок он может использовать только для подготовки своего ухода. Но в том-то и дело, что он не собирается уходить вообще. К тому же он, видимо, серьезно намеревается передать трон наследнику Коленьке, для чего требуется продержаться еще минимум три срока.

Поэтому полумеры, то есть проектный демонтаж диктатуры взамен гарантий неприкосновенности Батьку категорически не устраивает. Есть в этом сценарии еще один опасный фактор, который невозможно контролировать – эффект консолидированного протестного голосования. Если запрос на перемены действительно силен, и подкупить массы популистскими разводками не удастся, то электорат будет руководствоваться принципом «кто угодно, лишь бы другой». В этом случае голосовать избиратели станут не за того, кто им больше нравится исходя из гендерных, политических, идеологических и иных предпочтений, а за того, кто, по их мнению, способен победить действующего президента. Если этот тренд проявится, то аутсайдеры начнут массово сливаться под консолидированного кандидата, намереваясь получить какие-то ништяки для себя лично после его победы.

Риск такого сценария неприемлемо высок для Лукашенко, который должен победить только в первом туре, потому что во втором он гарантированно проигрывает любому кандидату, даже если выходит победителем из первого раунда. Хотя и в этом случае можно попытаться разыграть карту слива по схеме Ельцин/Зюганов-96. Но для Батьки, царствующего уже 26 лет – это за гранью самой смелой фантастики.

В общем, выбор режима очевиден – он хватается за резиновый омоновский вибратор, как последний шанс спастись. Но насилие в сложившихся условиях лишь способствует потере Тараканом поддержки в глазах даже его базового лоялистского электората, что еще более обостряет ситуацию и вынуждает его идти не на обычный доброс бюллетеней для того, чтоб победа выглядела покрасивее, а на тотальную фальсификацию. А фальсификация итогов голосования станет еще одним катализатором протеста. Впрочем, кто знает, может, до выборов режим уже не дотянет. Сейчас любой кровавый эксцесс на улице может стать стартером майданного процесса, который покончит с диктатурой в Белоруссии без всяких плясок с бюллетенями вокруг урны.

Перечислять тактические ошибки Лукашенко можно долго. Могу сказать коротко: он совершил вообще все грубые ошибки, которые мог совершить: начал кампанию на фоне электоральной усталости (от самого себя), наложившейся на экономический кризис; позволил развернуться оппонентам, представляющим реальную угрозу; посадил главного оппонента в ходе предвыборной кампании, посадил другого потенциального соперника превентивно и угрожал тюрьмой третьему; затеял репрессии против оппозиционных блогеров в ответ на критику; вместо популизма сделал ставку на насилие; утратил поддержку в Европе и испортил отношения с Москвой.

Откатить все это назад уже невозможно. Теперь уже не важно, что сделает слетевший с катушек самодур, и что он не сделает. Теперь консолидированное протестное голосование против него обеспечено. Кто может стать единым кандидатом от оппозиции? Чисто технически (без учета личных качеств и способностей) им может стать Светлана Тихановская. Сюжет – подарок для Голливуда. Ее мужа, популярного блогера Таракан бросает в тюрьму, чтобы не дать ему выдвинуться на выборы. Выдвигается его жена и на волне популярности Сергея и всеобщем возмущении собирает необходимое число подписей (которые совершенно невозможно собрать в условиях политической пассивности масс). Теперь, чтобы вернуть отца своим детям, она должна победить (женщины, то есть основной электорат, будут голосовать за нее, как говорится сердцем, только по этой причине). Ее рейтинг выше, чем у всех прочих пяти кандидатов, включая действующего президента.

Шатаб лидера гонки Виктора Бабарико заявил, что, если ему не удастся оспорить решение об отказе в регистрации через суд (а это точно не удастся), он будет сотрудничать с другим кандидатом. Все логично: чтобы Бабарико смог выйти из застенков КГБ, надо, чтобы победила Тихановская. Статисты вроде Череченя, Дмитриева и Канопацкой (явно играет роль торпеды против Тихановской) имеют рейтинги еще ниже, чем у «Саши 3%», их обсуждать просто нет смысла. Итак, если белорусам предстоит сделать выбор между опытным политиком, с чертвертьвековым стажем главы государства и домохозяйкой, то домохозяйка обречена на победу. А если она еще и грамотно выстроит кампанию…

Не стану давать ей конкретные советы (полагаю, советчиков у ней два ведра с лукошком), но отмечу, что для победы ей вообще не надо иметь никакой платформы, программы и политического проекта. Достаточно пообещать, что после победы она сформирует коалиционное переходное правительство и уйдет в отставку, чтобы белорусы смогли выбрать президента на честных и свободных выборах. Этого более чем достаточно, чтобы триумфально победить в первом туре.

Будет ли Лукашенко фальсифицировать итоги голосования? Вне всякого сомнения! Не важно, сколько он наберет реально – свои эпические 3% или хотя бы 30%, ему придется совершить свою последнюю ошибку – объявить себя победителем. Ответом станет Майдан. Решится ли он разгонять его с помощью пулеметов? Он – несомненно. Однако шансы на то, что найдется хоть один пулеметчик, готовый стрелять в толпу, близки к нулю.

Утрата легитимности – процесс необратимый. Если она утрачена, то вернуть ее невозможно. Править, опираясь на пулеметчиков невозможно. Спасти власть Лукашенко гипотетически может только братский диктаторский режим со штаб-квартирой в Кремле. Но для этого придется превратить Белоруссию в Сирию.

Однако у Кремля своих проблем – выше крыши. Аналогичные белорусским процессы происходят и в самой РФ. По крайней мере в рамках одного субъекта федерации Путин потерял легитимность. Я, как вы поняли, говорю о Хабаровском крае. Что принципиально нового мы можем там наблюдать:

— протест ВПЕРВЫЕ за все годы путинизма обрел широкую социальную базу (только в одном стихийном протесте участвовало порядка 5% населения краевой столицы);

— протест ВПЕРВЫЕ носит перманентный (ежедневный) характер. Я всегда подчеркивал, что именно в этом отличие маргинального протеста в котором участвуют только маргиналы-завсегдатаи и который давится одной ротой ОМОНа, от протеста, имеющего широкую социальную поддержку – он способен сохранять динамику;

— ВПЕРВЫЕ в новейшей политической истории проявил себя русский  сепаратизм.

— ВПЕРВЫЕ Кремль столкнулся с ситуацией вакуума власти, которая является ярким признаком предреволюционной ситуации (по мере формирования революционной ситуации возникает двоевластие – конкурирующие центры силы, но этого пока не произошло). Вторую неделю регион официально не имеет руководителя даже с приставкой ИО, потому что любой назначенец Кремля может вызвать такой взрыв возмущения, что все предыдущие протесты с покажутся детским лепетом.

— ВПЕРВЫЕ кремлевская пропаганда не способна вообще никак отработать тему массовых протестов. Она вслед за Обнулком впала в кому и просто молчит.

— ВПЕРВЫЕ (так же, как и в Белоруссии, кстати), к протестам не имеет отношения формальная «оппозиция» (я имею ту субстанцию, что себя таковой называла).

Бункерный засиделец решил действовать по отработанной десятилетиями схеме: стал отсиживаться в кустах, пока шухер не уляжется. Теперь весь вопрос: уляжется ли он сам собой, или в край придется ввобдить оккупационые войска. А они будут восприниматься именно как оккупанты. Меня сразу резануло слово «федералы», которое частенько употребляют участники хабаровского восстания по отношению к российским властям. Ничего не напоминает? Да, да, федералами назывались силовики, дважды усмиряющие Чечню ковровыми бомбардировками.

Никого ни к чему не призываю, просто информирую: если вы желаете скорейшей кончины путинского рейха, целесообразно выразить поддержку Хабаровской народной республике хабаровчанам. Тут один товарищ предложил провести флешмоб «Я/МЫ Хабаровск» (ссылка на материал для распечатки). Идея символического протеста в таком ключе вполне здравая. Поддерживать системного политика Фургала, служившего системе 15 лет, у меня, как и умногих, нет ни малейшего желания. Но поддержать демократический порыв хабаровчан – совсем другое дело. Так что, качнем лодку? Если вы за – отрепостите этот материал, распространите призыв любым другим способом.

Конечно, локальный хабаровский взбрык не способен сокрушить смеходержавный рейх. Но подобные горячие точки на гниющей туше путинского мафия-сейт будут появляться все чаще. Потенциально вновь может встать на дыбки Город Бесов, столица несостоявшейся Уральской республики (она существовала несколько месяцев в 1993 г.). Там народец обнаглел до такой степени, что замахнулся на святое – потребовал вернуть себе право прямого выбора глав муниципалитетов. Более того, уже зарегистрирована инициативная группа и стартовала кампания по сбору 10 тысяч подписей в поддержку этой идеи. Если подписи будут собраны, Заксобрание области обязано рассмотреть соответствующий законопроект.

Да, я очень скептически отношусь ко всему, что связано с выборами, сбором подписей, челобитными думным и приказным боярам. Но в данном случае само участие в сборе подписей, если оно станет массовым, будет восприниматься, как открытый вызов системе, поскольку является требованием демократизации. Гарантированный отказ областных депутатов (там едирасты имеют абсолютное большинство) в праве народу избирать хотя бы местную власть потенциально может стать триггером уличного протеста. Ну, по крайней мере, обострит противоречия в обществе. Пусть они копятся, все равно рванет рано или поздно. Поэтому поддержать движ в Екатеринбурге тоже считаю полезным (лайк, репост, ретвит – ну вы в курсе…).

Да, это лето, сдобренное КОВИДным психозом, на постсоветских просторах выдалось жарким – Беларусь на пороге майдана, Армения с Азербайджаном немного поиграли в войнушку (отморозки в Баку даже пригрозили жахнуть ракетой по атомной электростанции под Ереваном). Обнулившаяся РФ, кряхтя и попукивая, начинает расползаться по швам. Ждем август, который традиционно богат на всяческие неожиданности.

Источник kungurov.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *