Input your search keywords and press Enter.

Записки бывшего подполковника КГБ: Путин и его близкий круг

Владимир Попов – один из авторов книги «КГБ играет в шахматы». Он служил в Комитете госбезопасности с 1972-го по 1991 год, работал в отделах, которые курировали выезжающих за границу, творческие союзы и международное спортивное сотрудничество. В августе 1991 года отказался поддерживать путч, был уволен из спецслужбы в звании подполковника и вскоре эмигрировал в Канаду. Не так давно 72-летний Попов завершил работу над документальной книгой «Заговор негодяев. Записки бывшего подполковника КГБ», в которой рассказывает о становлении режима российского президента Владимира Путина, о его соратниках, а также о своей работе в комитете. Ранее книга не издавалась. С согласия автора издание «ГОРДОН» начинает по средам эксклюзивно публиковать главы из записок.

«Сталин не остался в прошлом – он растворился в будущем»
Эдгар Морен, французский социолог

Бумеранг: Почему Путин – Путин?

Чтобы получить ответ на этот вопрос, следует внимательно рассмотреть этапы его восхождения к вершинам власти в стране.

Безусловно, судьбоносным для Путина явился перевод его в 1996 году из Санкт-Петербурга на работу в Москву в связи с назначением на должность заместителя управляющего делами президента Российской Федерации. И не только потому, что этот резкий карьерный скачок дал возможность избежать уголовного преследования, которое грозило Путину в родном для него городе за противоправную деятельность на посту председателя комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга.

Одновременно для Путина открывалась перспектива приобщения к московской политической элите, чему в немалой степени могли способствовать возможности бывших сотрудников 5-го управления КГБ СССР. Сотрудники данного подразделения центрального аппарата советской госбезопасности располагали широкими оперативными контактами в среде научной и творческой интеллигенции, а также в различных религиозных конфессиях страны. Начинавший службу в органах КГБ СССР в должности младшего оперуполномоченного 1-го отделения 5-го отдела УКГБ СССР по Ленинградской области, Путин, оказавшись в Москве, понимал, насколько важно в своей карьере суметь использовать потенциал 5-го управления бывшего КГБ СССР.

Сергей Чемезов

По приезде в Москву Путин встретилcя с коллегой, с которым он ранее находился в зарубежной командировке в ГДР, ставшим ему другом. Сегодня имя этого человека хорошо известно в России и далеко за ее пределами – Сергей Чемезов.

Следует подробнее остановиться на начальном этапе весьма успешной карьеры Чемезова. При зачислении на службу в органы госбезопасности СССР требовалась в обязательном порядке характеристика первичной комсомольской или партийной организации, утвержденная районным комитетом комсомола или партии. Характеристика утверждалась при состоянии на учете в соответствующей первичной организации не менее одного года. Каким образом удалось Чемезову после полугода работы в Иркутском НИИ редких и цветных металлов получить необходимую характеристику и быть зачисленным в органы госбезопасности, остается только догадываться. И это явилось только началом целого ряда приятных для него исключений, сопутствующих его блистательной карьере.

В соответствии с официальной биографией Чемезова, уже через четыре года с момента начала его службы во 2-м отделе УКГБ СССР по Иркутской области он оказывается в экспериментально-промышленном объединении (ЭПО) «Луч». Оставаясь на службе в органах госбезопасности, Чемезов мог быть туда направлен только в качестве офицера действующего резерва КГБ СССР. На подобные должности назначались опытные офицеры госбезопасности, имевшие многолетнюю практику оперативной работы. Это был очередной, далеко не последний, пример удивительного везения Чемезова.

Через три года пребывания в новой должности Чемезов был направлен по линии КГБ СССР под прикрытием представителя ЭПО «Луч» в зарубежную командировку в ГДР. По завершении заграничной работы в 1988 году Чемезов возвращается в Иркутск, но через несколько месяцев, весной 1989 года, переводится в Москву во 2-е отделение 11-го отдела управления КГБ СССР. О переводе Чемезова в данное подразделение настойчиво ходатайствовал заместитель начальника 5-го управления КГБ генерал-майор Кубышкин, бывший куратором этого отдела.

Вскоре после завершения в 1980 году в Москве летних Олимпийских игр во 2-м отделении 5-го управления в соответствии с закрытым постановлением Совета Министров СССР и приказом председателя КГБ СССР были введены должности офицеров действующего резерва в Госкомспорте СССР, Госкомспорте РСФСР и физкультурно-спортивном обществе (ФСО) профсоюзов «Буревестник». В 1988 году должность офицера действующего резерва КГБ была введена во всесоюзном объединении «Союзспортобеспечение».

В ведомствах прикрытия офицеры КГБ занимали должности заместителей руководителей управлений международных спортивных связей, за исключением Всесоюзного объединения (ВО) «Союзспортобеспечение», являвшегося структурным подразделением Госкомспорта СССР, чаще назваемого Спорткомитетом СССР. Так как ведомство Госкомспорт являлось всесоюзным, оно имело соответствующие структуры в союзных республиках. Соответственно, и подразделения Госкомспорта имели аналоги на местах, что относилось и к «Союзспортобеспечению», где офицер госбезопасности занимал должность заместителя генерального директора.

На все указанные должности назначались офицеры КГБ, ветераны 5-го управления, в системе КГБ занимавшие должности заместителей начальника отдела, кроме одной: в «Союзспортобеспечение» был назначен офицер периферийного Иркутского управления КГБ Чемезов, в течение трех месяцев занимавший во 2-м отделении 11-го отдела 5-го управления КГБ СССР должность старшего оперуполномоченного.

Настаивая на переводе в Москву и назначении Чемезова на указанную должность, генерал Кубышкин обосновывал свое решение якобы значительными познаниями Чемезова в области экономики. Откуда заместитель начальника 5-го управления мог узнать о сотруднике 2-го отдела УКГБ по Иркутской области Чемезове, так и осталось тайной. Назначение состоялось вопреки серьезным возражениям со стороны руководства 11-го отдела и кадрового аппарата 5-го управления. Кто-то весьма могущественный помогал Чемезову с начала его карьеры в органах КГБ.

Путин в Москве – начало восхождения к вершинам власти

В августе 1996 года Владимир Путин был переведен из Санкт-Петербурга в Москву на работу в качестве заместителя руководителя администрации президента Российской Федерации. Оказавшись один в незнакомой обстановке, он стал искать, на кого бы он мог опереться в своем становлении в новом для него качестве. Естественно, он не мог не вспомнить о друге и коллеге по совместной командировке в ГДР Чемезове, уже несколько лет работавшем в Москве. Спустя годы, вспоминая о зарубежном периоде их жизни, Чемезов сказал: «К чему скрывать. Мы в одно время с Владимиром Владимировичем работали в Дрездене. Жили в одном доме. Дружили семьями».

Старая дружба, как известно, не стареет. Практически сразу же после вступления в новую должность Путин сумел настоять на переводе Чемезова из ФСБ на работу в администрацию президента РФ. При этом необходимо было решить вопрос о состоянии Чемезова на воинской службе в органах государственной безопасности России. С учетом того, что назначение Чемезова происходило в ускоренном порядке, очевидным является факт оставления его на воинской службе в качестве офицера действующего резерва госбезопасности России с откомандированием в распоряжение администрации президента РФ. Процесс увольнения из ФСБ России занял бы гораздо более длительный период времени. Помимо этого, оставление на воинской службе создавало Чемезову дополнительные гарантии. Сохранялось начисление выслуги лет и, помимо этого, в случае неудачи на новом поприще, оставалось гарантированное место работы.

Факт пребывания Чемезова на военной службе тщательно скрывается по сей день. Его пресс-секретари крайне неохотно сообщают его воинское звание: генерал-полковник. И категорически отказываются называть вид вооруженных сил, к которым относится генерал Чемезов. Хотя в данном случае это секрет Полишинеля. С учетом рода его деятельности он может быть только генералом внешней разведки России, оставаясь при этом в действующем резерве.

В администрации президента РФ Чемезов был назначен на должность руководителя отдела внешних экономических связей. Владимир Путин поручил ему инвентаризацию зарубежной собственности СССР.

Порядок управления и распоряжения заграничной собственностью Российской Федерации в то время регламентировался следующими законодательными актами: постановлением Верховного Совета РФ от 17 сентября 1993 года №5721-1 «О собственности СССР, находящейся за рубежом», постановлением правительства Российской Федерации от 5 января 1995 года №14 «Об управлении федеральной собственностью, находящейся за рубежом», постановлением правительства Российской Федерации от 25 января 1996 года №59 «‘О передаче управлению делами президента Российской Федерации полномочий по управлению и распоряжению объектами федеральной собственности», указом президента Российской Федерации от 2 сентября 1996 года №1135 «О мерах по улучшению использования недвижимого имущества, закрепленного за министерством внешних экономических связей Российской Федерации».

Трудился Чемезов на новом поприще до сентября 1999 года. По оценке Путина, озвученной им во многих его интервью, Чемезов сумел навести порядок с зарубежной недвижимостью России.

По данным Федерального агентства по управлению федеральным имуществом, учтенное зарубежное российское имущество насчитывает 2559 объектов общей площадью 2 млн м², расположенных на территории 120 стран с балансовой стоимостью $2 млрд 667 млн.

По оценке Счетной палаты РФ, в 1998 году за границей насчитывалось 2559 бесхозных объектов: здания торгпредств, их инфраструктуры, офисы, представительства «Интуриста», «‘Морфлота», «‘Совэкспортфильма» и много другого. Кроме того, на территории ГДР после вывода советских войск осталась невостребованная собственность на сумму $63 млрд.

Приведенные данные не могут не поражать размером ценностей, оказавшихся бесхозными, что создавало благоприятную почву для злоупотреблений. С учетом этого в 1998 году Государственная дума предпринимала меры по блокированию всех сделок с зарубежной собственностью до принятия соответствующего федерального закона. Однако на принятый Госдумой и утвержденный Советом Федерации закон «Об управлении собственностью Российской Федерации, находящейся за рубежом» президент Борис Ельцин наложил вето с замечаниями на восемь страниц.

В итоговой формулировке говорилось следующее: «Отклоняя федеральный закон, вынужден констатировать крайне низкий уровень его подготовки и юридической проработки» (письмо президента Российской Федерации от 23 июня 1999 года №ПР-795 председателю Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерациии Егору Строеву). Нетрудно представить тех, кто готовил указанный документ для президента России. Это были чиновники, заинтересованные в том, чтобы все оставалось по-старому, тем самым сохраняя для себя возможность обогащения за государственный счет.

В период зарубежной командировки в ГДР у Чемезова среди его коллег было прозвище «Завхоз», так как всем был очевиден его «явный талант для должности зама по хозяйственным вопросам у любого генерального директора» («Сослуживец. неизвестные страницы жизни Президента». В. Усольцев. Москва: Эксмо, 2004 год. – Попов). Имевшие по прошлой работе в мэрии Санкт-Петербурга и в «Союзспортобеспечении» опыт внешнеэкономической деятельности, Путин и Чемезов в полной мере использовали его на новом поприще, посредством так называемых дельт и откатов без особых трудов зарабатывая для себя миллионы долларов.

Следует обратить внимание на одно важное обстоятельство: раздел имущества СССР между союзными республиками, входившими в его состав. 8 апреля 1983 года в Вене была принята международная конвенция «О правоприемственности государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов»‘. В числе стран, подписавших указанную конвенцию, был Советский Союз. При его распаде в соответствии с данным документом была определена доля каждого из государств-преемников. В основу расчета долей были положены доли республик в экспорте и импорте, в производимом национальном доходе, численность населения в 1986–1990 годах. В соответствии с произведенными расчетами, доля России составила 61,34%, Украины – 16,37%, Белоруссии – 4,13%, Узбекистана – 3,27%, Казахстана – 3,86%, Грузии – 1,62% и далее по убыванию до Эстонии – 0,62%. На основе полученного результата властями России был предложен так называемый нулевой вариант, по которому предусматривалось принятие Российской Федерацией бремени уплаты внешнего долга СССР в обмен на его активы.

Бывшие союзные республики за исключением двух – Украины и Грузии – согласились с предложением России. В октябре 2000 года «Украинская правда» в материале под заголовком «Грузия и Украина пойдут против Москвы?» писала о желании обеих республик получить долю из активов распавшейся страны. Но в итоге они не получили ничего по справедливости им причитающегося. Вместо этого Россия аннексировала часть территорий Грузии и Украины.

«Сибирский »десант» в Москву»

В середине 1970-х годов прошлого столетия на должность младшего оперуполномоченного 7-го отдела 5-го управления КГБ СССР был зачислен сибиряк Иван Миронов. Закончил службу в органах государственной безопасности России Миронов в звании генерал-лейтенанта.

В 2006 году он занимал должность исполнительного директора федерального государственного унитарного предприятия (ФГПУ) «Рособоронэкспорт». В 2007 году он являлся вице-президентом (директором по безопасности) ООО «Группа АвтоВаз». В этом же году был назначен на должность заместителя председателя правительства – руководителя по вопросам общественной безопасности Самарской области. С 1 февраля 2013 года Миронов – заместитель генерального директора ОАО «Концерн «Радиоэлектронные технологии» и одновременно атаман Волжского казачьего войска и председатель правления региональной общественной организации (РОО) «Иркутское землячество «Байкал».

Во второй половине 1970-х годов в состав офицеров 5-го управления был зачислен Александр Карбаинов.

В 1988 году на должность заместителя начальника 5-го управления был назначен Валерий Воротников.

Назначение Воротникова на указанную должность вряд ли было случайным. К его карьере и судьбе приложил руку еще один довольно незаурядный человек – Олег Шенин.

Все они были выходцы из Сибири и работали и жили в Москве на закате СССР и в постсоветский период. Каждый из них оставил заметный след в недавней истории своей страны. Дело в том, что в период командировки в Афганистан сибиряки Олег Шенин и Валерий Воротников познакомились и стали тесно общаться с главой представительства КГБ СССР в Афганистане генерал-лейтенантом Борисом Семеновичем Ивановым, направленным в Кабул в 1979 году, незадолго до убийства спецназом КГБ главы Афганистана Амина и ввода в эту страну советских войск.

Борис Иванов и Евгений Питовранов

Генерал советской разведки Иванов с 1965-го по 1966 год был начальником 13-го отдела внешней разведки. Несмотря на изменение названия в последующие годы сначала на отдел «В», затем на 8-й отдел, функции его практически не менялись. 8-м отделом управления «С» (нелегальная разведка) 1-го главного управления КГБ СССР был отдел спецопераций и тайного финансирования зарубежных просоветских повстанческих формирований и движений.

В Афганистан генерал Иванов был направлен с должности первого заместителя начальника Первого главного управления КГБ СССР – советской внешней разведки. Лишь крайне ограниченный круг его подчиненных в центральном аппарате разведки знал о том, что Иванов являлся членом глубоко законспирированной группы разведчиков, действовавших под непосредственным руководством председателя КГБ СССР Андропова. Об особом положении этой группы свидетельствует тот факт, что о ее деятельности не информировались начальники ПГУ КГБ СССР – генерал-лейтенант Александр Сахаровский, сменивший его генерал-лейтенант Федор Мортин и даже генерал-лейтенант Владимир Крючков, бывший многолетним особо доверенным человеком Андропова.

Неофициальным руководителем указанной группы с согласия Андропова стал бывший заместитель министра госбезопасности Евгений Петрович Питовранов, после увольнения из КГБ в 1966 году занимавший руководящие должности в Торгово-промышленной палате СССР. Как рассказывал спустя много лет Питовранов, сразу же после назначения Андропова в 1967 году на пост главы КГБ он вызвал к себе отставного генерала для получения необходимой первичной информации о государственной структуре (КГБ), которой ему предстояло теперь руководить. Все последующие многолетние встречи с Питоврановым Андропов проводил на конспиративных квартирах КГБ.

Уже с первых встреч опытному чекисту Питовранову удалось убедить новичка Андропова в необходимости создания в структуре Торгово-промышленной палаты СССР неофициального разведывательного подразделения, финансирование которого осуществлялось бы 8-м отделом (отдел спецопераций) управления «С» (нелегальная разведка) 1-го главного управления КГБ СССР. Получив согласие Андропова на создание неофициального разведывательного подразделения, Питовранов сумел настоять на праве прямых своих докладов непосредственно председателю КГБ, минуя руководство внешней разведки. Именно Питовранов, в бытность свою начальником 2-го главного управления и одновременно заместителем министра госбезопасности СССР, своим приказом перевел сотрудника управления МГБ СССР по Вологодской области Иванова в центральный аппарат – в Москву, где Иванов стал надежной опорой Питовранова вплоть до его кончины в 1999 году (через два года, впрочем, пришел черед самого Иванова).

Источник gordonua.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *