Input your search keywords and press Enter.

Хабаровск-2020: Путин – вор! Москва, уходи!

Завалили просьбами прокомментировать происходящее в Хабаровске. Некоторые возбужденно пишут: «УЖЕ НАЧАЛОСЬ!». Вряд ли. Но сам факт массового бунта населения под политическими лозунгами – очередной звоночек Обнуленной крысе, заныкавшейся в бункер.  Делать развернутый анализ процесса, который не завершился и даже толком не начался, бессмысленно. Поэтому ограничусь тем, что тезисно выскажу свои соображения.

СУБЪЕКТ. Ключевой вопрос заключается в том, выйдет ли на сцену политический субъект, или протест окажется стихийным выражением недовольства и утихнет без каких-либо последствий. Население само по себе не субъектно, то есть не способно к осмысленной постановке целей и концентрации усилий по их достижению. Этим занимается политический субъект. В качестве такового может быть партия или иное общественное объединение, религиозная община, криминальная структура (мафия), экономический агент, племенная верхушка и т. п.

Применительно к Хабаровскому краю логичным будет предположить, что в качестве политического субъекта могут выступить региональные элиты, благо что в прошлом году им удалось в значительной степени консолидироваться на административном уровне. Но представить себе региональных баронов, апеллирующих к массам в противостоянии с имперским центром – этого я пока представить не в силах. Но вполне могу допустить, что их уровня самоорганизации хватит для торговли по вопросу капитуляции.

Давайте смотреть правде в глаза: элиты в Ебанатории, в том числе региональные, формируются по принципу отрицательного отбора, то есть наверху всегда отбросы – самые алчные, циничные, трусливые, бессовестные и наглые индивиды. Исходя из этого не приходится ждать подвигов высокой гражданственности от местечкового коммерса, купившего у ЛДПР мандат краевого депутата, или двоюродного брата подруги жены племянника вице-губернатора, получившего по протекции пост главы района. Да, если речь об освоении бюджета, то эти связи могут вполне эффективно работать. Но война за власть с метрополией – это, мягко говоря, нестандартная для периферийных бояр ситуация. То, что они сольют Москве, нисколько не сомневаюсь. Вопрос лишь в том, потрепыхаются немного для приличия, или сразу дисциплинированно встанут рачком, приспустив портки.

И, надеюсь, мне не нужно объяснять, что ЛДПР не является и принципиально не может являться никаким политическим субъектом. Партийная принадлежность опального губернатора Сергея Фургала ни малейшей роли не играет. Он в свое время просто купил мандат регионального депутата, потом – кресло в Госдуме. Если бы не договорился с Жириком, он мог бы стать членом СР или КПРФ (давайте вспомним, что в 2018 г. в соседнем Приморье тоже победил оппозиционный кандидат и даже был мини-майданчик, энергично слитый зюгашами). Реальная борьба за место у кормушки вне системных партий невозможна. Жирик будет, конечно, устраивать истерики с думской трибуны, делая себе пиар, но палец о палец не ударит, чтобы попытаться консолидировать протест в Хабаровске. Его услуги потребуются разве что для техничного слива восстания, если товарищи на местах с этой задачей не справятся.

Но революционный субъект (позволю себе смелость именовать его именно так) может кристаллизоваться не только в верхах, но и в низах. В России практика создания советов (войсковых, отраслевых, территориальных, координационных) была проработана сто лет назад довольно глубоко. Отличный пример самоорганизации на сетевых началах показали украинские майданщики. Прямо сейчас в Белоруссии, где, казалось бы, все вытоптано и наглухо забетонировано, где не существует даже системной оппозиции, антисистемный политический субъект, как показал пример Виктора Бабарико, может сформироваться буквально за несколько дней в том случае, если существует общественный запрос на перемены.

Существует ли такой запрос в Хабаровске? Не берусь судить. Но если он есть, и номинальные региональные элиты не смогут его удовлетворить или затоптать, генезис альтернативного субъекта, а это будет уже не оппозиция, а полноценное движение сопротивления, не заставит себя ждать.

ИДЕОЛОГИЯ. Если стихийное недовольство все же не уйдет в гудок, а перерастет в настоящий политический протест, ему потребуется идеологическое оформление. В самом деле, не может же целью движения сопротивления быть возврат губернатора Фургала с тюремной шконки в губернаторское кресло! Это может быть задачей, одной из задач. Сам Фургал может быть консолидирующей фигурой, моральным авторитетом, сакральной жертвой (уж простите мне мой цинизм, в этой роли он мог бы быть максимально эффективным), но политического субъект – это не предвыборный штаб кандидата, созданный для его продвижения во власть. Движению гражданского сопротивления нужна социально-ориентированная политическая платформа и яркие лозунги.

Платформой вполне может быть регионализм, то есть субсепаратизм в мягкой форме ( а там, чем черт не шутит, может и идея ДВР вновь оживет). Лозунг «Хватит кормить Москву!» уже подхвачен с великим энтузиазмом. Требования федерализации вплоть до получения регионами прав штатов в США; налоговой реформы (75% налогов – региону, 25% – центру); права демократически формировать органы власти на свободных и честных выборах; антикоррупционная риторика – все это найдет массовую и энергичную поддержку в низах.

Социальные условия вполне созрели – террор ментопсов и чекистопидоров озлобил многих, а экономический упадок в течении последних шести лет вполне себе подсушил хворост народного гнева. А тут еще и оккупационные федеральные власти плеснули керосинчика с захватом в плен популярного губернатора.

Я не утверждаю, что в Хабаровске началась народная революция против остопиздевшего бункерного хорька и его опричников. Наоборот, отдавая себе отчет в качестве человеческого материала в Раше, выскажу предположение, что всплеск народного недовольства останется лишь локальным бунтом. Шансы на перерастание в революцию (при возникновении революционного субъекта, о чем говорилось выше) я оцениваю ниже, чем в 1%. Но сам факт, что потенциально опасная ситуация для режима сложилась – уже очень хорошо. Противоречия (в данном случае – противоречия между центром и колониями) обостряются. Следовательно, угроза полноценного распада Ебанатория становится уже не иллюзорной, переходя в практическую плоскость. Аналогичный пример до сего момента был только один – ингушский майдан. С нетерпением ждем появления новых трещин в фундаменте путинского рейха.

КРИТИЧЕСКАЯ МАССА. Летом-осенью прошлого года я довольно активно занимался разработкой методологии народного восстания (ненасильственной революции) с упором на практические вопросы организации процесса. Кому интересно, можете изучить ретроспективу по тегу революция. Или вот вам глоссарий для удобства. В одном из постов я сделал утверждение, выведя сей постулат эмпирически, что если количество протестующих на улице превышает порог в 0,5-1,5% населения города, это парализует карательные органы и менты либо исчезают с улиц, либо в отдельных случаях даже примыкают к восставшим.

Хабаровск, так же, как прежде – Магас, подтвердил истинность моих выводов. В субботу на улицы краевой столицы вывалили примерно 30 тысяч человек – это порядка 5% населения краевой столицы. Мусорье просто исчезло с улиц. Где-то в подворотнях стояли автобусы с ОМОНом, маячили несколько автозаков. Но никто никого не задерживал и даже не бубнил в мегафончик «Граждане, разойдитесь!». В толпе не шныряли опера в штатском, старательно фиксируя лица протестунов. Несмотря на то, что центр города был просто парализован толпой, а на центральной площади Ленина бунтовщики разобрали заграждения, ни малейших попыток восстановить порядок каратели не предприняли. Силовики оказываются слабовиками, как только на одного «космонавта» с дубинкой находится 50-100 участников общегородской «прогулки». Позволю себе обширную цитату из той публикации, потому что она очень четко отражает сложившуюся ситуацию в Хабаровске:

«Уличная» политика подчиняется жестким законам жанра: вывел на улицу критическую массу – добился своего. Если оппозиция мобилизует на движуху критическую людскую массу (0,5-1,5% населения города) – она демонстрирует свою силу и заставляет любой режим, даже авторитарный, идти ей на уступки. Не дотянул – показал свою слабость и проиграл даже в глазах своих сторонников. А если сторонники субъективно оценивают результаты публичной акции, как провальные, это приводит к фатальным последствиям – происходит резкий обвал динамики.

Ведь для власти страшно не то, что на улицы вышли, скажем, 100 тысяч разгневанных хомячков, а то, что критическая масса вызывает цепную реакцию. Происходит психическое заражение, если пользоваться терминологией массовой психологии. Если участники манифестации, расходятся по домам с уверенностью, что «мы им показали кузькину мать», они вдохновлены, и их оптимизм («можем повторить!») заражает пассивных, апатичных, аполитичных сограждан и даже притягивает колеблющихся сторонников власти. Социальные сети в данном случае выступают не только барометром, замеряющим политическую температуру, но и инструментом ее разогрева. Чем сильнее разогрев – тем больше людей мотивированы выходить на акции протеста. Чем больше выходит – тем убедительнее успех, тем выше эмоциональный накал участников протеста, тем радикальнее их требования, тем выше их активность в соцсетях, тем выше разогрев и еще больше протестующих выходит на улицу.

Сбить эту динамику разогрева никакими точечными арестами и административными штрафами невозможно. А применять массированное насилие для режима равноценно самоубийству. Это все равно, что булькнуть в котел с водой ложку солевого расплава, надеясь, что кипящая вода испарится, превратившись в безопасную водяную пыль, висящую в воздухе. На самом деле в этом случае скорость разогрева воды намного превышает скорость испарения и происходит натуральный взрыв».

Смогут ли хабаровчане продемонстрировать нарастающую динамику протеста? Шансов, ничтожно мало (без формирования политического субъекта – вообще нет), но пытаться раскачивать лодку все равно необходимо. Я сделал для этого все, что мог – описал практические технологии взятия власти в свои руки. Читайте дедушку Ленина экстремиста Кунгурова. Если я не прояснил какой-то вопрос – требуйте подробной растолковки. Чем еще могу помочь? Обращайтесь за консультациями. Своим скромным майданным опытом делюсь бесплатно.

ФУРГАЛ. Понимаю, многим хочется видеть в Сереге Фургале этакого народного героя, вождя революции – Че Гевару, Нельсона Манделу и Махатму Ганди в одном флаконе. Я бы рекомендовал не обольщаться на сей счет. Фургал – человек системный. А это значит, что это слабое звено по определению. Многие наивно охают: мол, как он может быть убийцей, если он в политике 15 лет, дважды становился депутатом ГосДуры, а кандидаты в депутаты проходят неформальную проверку на уровне АП РФ. Если какой-то кандидат не нравится контрразведке Его величества, партийные кураторы со Строй площади вызывают к себе лидеров «оппозиционных» партий и приказывают вычеркнуть из уже утвержденных съездами списков те или иные фамилии.

Помню, в 2007 г. разгорелся громкий скандал, когда апэшка потребовала исключить из первой тройки федерального списка партии «Справедливая Россия» Сергея Шергунова. Причина была очень серьезна: на молодого Шергунова не было никакого компромата, который можно было бы использовать в качестве инструмента управления. Поэтому с точки зрения кремлевских кукловодов он был слишком самостоятелен и опасен. Если Фургал дважды оказался допущен в ГД, то это означает, что компромат на него был серьезный, делающий этого «федерального политика» потенциально безвредным для правящего режима.

Заказывал ли Фургал убийства мешающих ему коммерсантов? Может, да, а, может, и нет. Но то, что «убирали с трассы» неугодных лиц в его интересах, очевидно. Фаургал – бандит. Отнеситесь к этому с пониманием. Разбогатеть в таком бандитском регионе, занимаясь предельно криминализированным бизнесом – металлургией, металлоломом, не замарав рук, принципиально невозможно. Аргументы типа «не пойман – не вор» позволю себе игнорировать. Высшие эшелоны власти примерно на 100% укомплектованы не пойманными ворами. В данном случае однозначно применима презумпция виновности.

То, что Фургал занимался популизмом – снизил себе зарплату, отменил на 150 млн коррупционных закупок и т. д., вполне объяснимо: имея натянутые отношения с Москвой, он вынужден был искать точку опоры в симпатиях электората. В Раше в этом преуспеть нетрудно – достаточно не быть откровенным мудаком, и холопы возлюбят тебя всей душой. Полагаю, именно его популярность и стала причиной того, что органы внезапно вспомнили о фургаловском криминальном прошлом и занялись разработкой убийств 15-летней давности. Ну, просто нельзя в Ебанатории иметь рейтинг выше, чем у бункерного хорька.

Однако никаким «народным губернатором» он, конечно, не был. Фургал – типичный представитель элитки с соответствующими моральными качествами и образом жизни. Снизил себе зарплату с миллиона до примерно 400 тысяч в месяц? Ну, это даже смешно обсуждать. Вот вам пища для размышелний: как у всякого государственника, патриота и эффективного менеджера, у Фургала есть жена – талантливейший предприниматель, соучредитель в нескольких крупных и очень успешных коммерческих структурах. Например, только в одном ООО «ТОРЭКС» Стародубова Лариса Павловна (ИНН 253714804698) имеет долю в 25%. В 2018 г. «ТОРЭКС» получило выручку почти 18 млрд руб., чистую прибыль – свыше 420 миллионов. Логично предположить, что Фургал, как принято у современной россиянской знати – альфонс, живущий на деньги своей жены. Ан нет, в декларации о доходах за 2018 г. у Стародубовой зафиксированы жалкие 735 тыс. руб, то есть ее месячная зарплата была ниже тысячи долларов (!!!).

Есть еще вопросы по поводу честности, открытости, некоррупционности и народности этого гражданина? Его семья ворочает охилиардами, а по отчетности имеет доходы на уровне университетских преподавателей, то есть бюджетников верхнего слоя.

Поэтому еще раз повторяю: во всей этой истории Фургал – болотная кочка. Если вы ребятки, действительно собираетесь дать бой вконец оборзевшей Москве, то прислушайтесь к моему совету: ищите иную идейную, идеологическую, пропагандистскую точку опоры (выше я намекнул, в каком направлении лучше скакать) и формируйте политическую субъектность, минимизируя связи с региональными или любыми другими элитками.

Источник kungurov.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *