Input your search keywords and press Enter.

Пенитенциарные системы. Актуальность реформ в украине

Vasyl Hulyi,

специальный корреспондент

журнала Объектив в ЕС

Kиев, 01.06. 2019

Все общества, не исключая украинское, сталкиваются с проблемой преступности и ищут способы ее решения. С приходом к власти новой команды президента Зеленского появилась надежда на реформирование пенитенциарной системы Украины.

ВикипедиЯ гласит: «В Минимальных стандартных правилах обращения с заключёнными, принятых на первом Конгрессе Организации Объединённых Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в 1955 году, указывается, что целью и оправданием приговора к лишению свободы является в конечном счёте защита общества и предотвращение угрожающих обществу преступлений. Этой цели можно добиться только в том случае, если по отбытии срока заключения и по возвращении к нормальной жизни в обществе правонарушитель оказывается не только готовым, но и способным подчиниться законодательству и обеспечивать своё существование. Заключение и другие меры, изолирующие правонарушителя от окружающего мира, причиняют ему страдания уже в силу того, что они лишают его свободы. Поэтому тюремная система не должна причинять заключённым дополнительные страдания».

Если заострить внимание на последнем предложении – «тюремная система не должна причинять заключённым дополнительные страдания», то любой человек в нашей стране, побывавший или не побывавший в заключении, которого коснулись или не коснулись жернова государственной системы в этой области, может обрисовать плачевное и издевательское положение людей, попавших под принудительное ограничение свободы, другими словами – в тюрьму, на зону.

Античеловеческое положение заключенных, уже наказанных государством, длится во времени весь период содержания под стражей, и это никогда не красило и не красит государственную власть и её представителей-чиновников, включая президента, какой бы демократией или «измом» они не прикрывались. Причем, каждый раз при смене власти в государстве, необходимость реформ в этой сфере почему-то всегда отодвигалось на последнюю очередь. На наш взгляд, состояние и положение дел в пенитенциарной системе должны стать одним из приоритетов во внутренней политике нового президента Украины В. Зеленского, если он действительно готов вывести страну в ряд развитых государств, где все равны перед законом, а Закон защищает права личности и интересы всего общества, где на достойном уровне находятся не только школы и больницы, но и дома малютки, дома престарелых и… тюрьмы.

Свободы лишают в качестве наказания тех, кто уже признан виновным, или в качестве меры пресечения тех, кого заподозрили в преступлении. Тюрьмы или их аналоги есть практически в каждой стране мира. При этом в разных государствах в пенитенциарных системах отмечаются те или иные проблемы, которые власти и общество пытаются решать, реализуя более или менее масштабные реформы.

Справка: Державна пенітенціарна служба України  — центральный орган исполнительной власти Украины со специальным статусом, который является центральным аппаратом уголовно-исполнительной системы Украины. Служба осуществляла руководство органами и учреждениями исполнения наказаний на Украине, ей подчинялись территориальные органы управления в регионах и городах государственного значения. Служба создана в 2010 г. путём преобразования Государственного департамента Украины по вопросам исполнения наказаний. С 2017 года включена в состав Министерства юстиции Украины.

Актуальность

Фундаментом, на котором будет в дальнейшем строиться пенитенциарная система Украины, является Закон «О пенитенциарной системе». «Впервые за годы независимости Украины мы говорим, что цель и миссия пенитенциарной системы — это не наказание, а реабилитация и ресоциализация», — говорил зам. министра юстиции Украины Д. Чернышев. Среди проблем, которые существуют в пенитенциарной системе, он назвал неудовлетворительные условия содержания в местах лишения свободы и проблемы с интеграцией в общество лиц, отбывших срок наказания — а именно оказание им помощи в поиске работы и жилья, чтобы предупредить дальнейшие рецидивы и конфликты с законом.

Общественным экспертам удалось внести в текст принимаемого тогда Закона меры усиления роли службы пробации, которая предусматривает возможность отбывания наказаний вне тюремных учреждений, а также создание домов реинтеграции, где могут поселяться люди после выхода на свободу.

Одним из достижений является установление общественного контроля за следственными изоляторами (СИЗО). Для служащих пенитенциарной системы увеличен отпуск и предусмотрен ранний выход на пенсию. Такие и подобные меры, предусмотренные в Законе, являются именно мерами, но никак не существенной реформой системы. Как не приукрашивай старый дом, скроенный печальной совдеповской системой, сущность не поменяется. Освободиться от инерционного советского наследия, оказывается, очень тяжело. Надо кардинально изменить само мышление и сам подход к проблемам развития государства, сформировать совершенно другие задачи и цели и для системы исполнения наказаний, где в фокусе внимания встанет гражданин и его права.

С мышлением «надзиратель – заключенный», когда заключенный бесправное животное, можно покончить только тогда, когда служащий воспринимает все права заключенного так же равноценно, как и свои собственные права, как и права любого гражданина нашей страны. Для этого и нужна системная реформа.

Многие эксперты и чиновники признают, что основная проблема реформирования пенитенциарной системы Украины — отсутствие финансирования. Не хватает средств на подготовку и переаттестацию персонала, оплату труда, на строительство новых и реконструкцию старых зданий, на медицинское обслуживание, закупку медицинского оборудования и обеспечения качественного питания заключенных. Но мало кто предлагает неординарные шаги по исправлению ситуации. Для существенных реформ необходимы новаторский, творческий подход, ответственная смелость, глубокий анализ опыта других стран и ситуации в Украине, поддержка новых властей и желание людей-энтузиастов, верящих, что всё можно изменить.

Справка: В Германии, согласно последним данным федерального статистического ведомства в Висбадене, насчитывается 183 пенитенциарных учреждения. Слово «тюрьма» употребляется только в обиходе. Официальное название — «учреждение исполнения наказания», по-немецки — Justizvollzugsanstalt (JVA).

А как в цивилизованных странах?

История вопроса

В 1980-е годы, после начала т.н. «Войны с наркотиками», объявленной президентом Никсоном еще в 1971 г. и особенно активной в 1980-90-е годы. Число одних только заключенных, получивших срок за ненасильственные преступления в сфере наркотиков, выросло с 50 000 в 1980 г. до 400 000 в 1997 г. В 1984 году начала работу первая частная компания, созданная для управления местами заключения, — Corrections Corporation of America, — когда получила в управление центр для содержания нелегальных иммигрантов в Хьюстоне. В 1986 г. корпорация сама построила новую тюрьму под названием Shelby Training Center для малолетних преступников. Эта же компания первой получила в управление тюрьму строгого режима в 1992 г. — Leavenworth Detention Center.

Более того, в 1985 году Corrections Corporation попыталась, хотя и безуспешно, получить в управление всю систему мест заключения в штате Теннесси, предложив $200 млн. Несмотря на неудачу, компания энергично развивалась в последующие годы.

К декабрю 2000 года в США насчитывалось 153 частные тюрьмы, способные вместить до 119 000 человек. Затем последовал относительный упадок: в 2011 году 85 604 человека содержались в 107 частных тюрьмах. Это лишь 3,7% от общей вместимости американских тюрем, но от общего числа заключенных — уже 9%. В некоторых штатах, например, Аризоне, эта доля доходит до 20%. Сейчас Corrections Corporation of America владеет или управляет 65 местами заключения, где могут содержаться более 80 000 человек. Среди других частных бизнесов, управляющих тюрьмами — Community Education Centers и The GEO Group, имеющая также отделения в Австралии, Великобритании, и ЮАР.

В других странах эта практика стала появляться лишь недавно. Первая частная тюрьма в Великобритании открылась в 1992 г., после того, как британская компания G4S выиграла тендер на управление тюрьмой; в июле 2013 г. тюрьма вернулась под управление государства. На данный момент в Англии и Уэльсе насчитывается 14 частных мест заключения, где могут содержаться 13 500 человек (около 15% тюремного населения), и еще две в Шотландии. Основные операторы в Великобритании — Sodexo Justice services (четыре тюрьмы в управлении), Serco (шесть тюрем), и, наконец, вышеупомянутая G4S — крупнейший в мире частный бизнес в сфере безопасности: доход более 7 млрд фунтов, операции в 125 странах, более 600 000 сотрудников. В 2012 году правительство страны объявило, что намерено передать в частные руки все государственные тюрьмы, что должно дать экономию в 450 млн фунтов за шесть лет.

Те же операторы активны в Австралии. The GEO Group в июне 2012 г. отмечала 20-летие своего тюремного бизнеса в этой стране, где она управляет шестью учреждениями. Serco занимается двумя тюрьмами и еще некоторым количеством центров содержания нелегальных иммигрантов. G4S — семью учреждениями, кроме того, компания имеет ряд контрактов на перевозку заключенных.

Создание частных тюрем обсуждается также в Латвии, Германии, Японии, Чехии, России, ЮАР.

Основными аргументами в пользу частных тюрем всегда были экономия и эффективность. Например, Community Education Centers получсает за каждого заключенного $70 в день — это вдвое меньше, чем тратит государство на содержание заключенных в своих тюрьмах. Но тут есть хитрость — частные компании обычно отказываются принимать тяжело больных заключенных и даже отправляют заболевших обратно в государственную систему, ссылаясь на контрактные ограничения. Расходы на здравоохранение, после собственно содержания, составляют самую значительную статью расходов.

Службы пробации

Пробация — это вид условного осуждения, при котором осужденный помещается на время испытательного срока, установленного судом, под надзор специальных органов (служб пробации). Пробация может быть связана с рядом дополнительных ограничений для осужденного: не посещать определенных мест, воздерживаться от общения с определенными лицами и т. п.

Служба пробации может представлять собой относительно автономную структуру в рамках пенитенциарной системы. Пример такого устройства — Англия и Финляндия. В Англии служба пробации практикует передачу функций по надзору частным местным компаниям, причем платит им в зависимости от численности поднадзорных и выплачивает полную сумму только при отсутствии рецидива в течение одного года после освобождения.

В Латвии служба пробации находится в ведении министерства юстиции, однако независима от службы исполнения наказаний. В Нидерландах бюджет на пробационные программы выделяет министерство юстиции, но реализацию этих программ оно передает на аутсорсинг негосударственным организациям. В Дании пробационная служба была негосударственной, но из-за нехватки частных пожертвований в конце концов оказалась поглощена пенитенциарной службой. Во Франции пробация подчинена системе исполнения наказаний, большая часть сотрудников работает непосредственно в тюрьмах. В Бельгии социальные работники тюремной службы, служба пробации, служба медиации и служба поддержки потерпевших действуют в рамках объединенных Домов юстиции, существующих на местном уровне. В Шотландии функция пробации вовсе выведена за скобки системы исполнения наказаний: ее осуществляют муниципальные социальные работники.

Негосударственное участие в исполнении наказаний

Часть функций пенитенциарной системы может осуществляться частными коммерческими и некоммерческими организациями.

Частные тюрьмы существуют в США, Великобритании, Австралии. Неудачные попытки создания частных тюрем предпринимались в Канаде и Израиле. Во Франции частным компаниям может быть передан подряд на бытовое обслуживание тюрьмы (столовая, прачечная).

Гораздо активнее негосударственные акторы привлекаются к реализации воспитательной функции уголовного наказания. НКО или волонтеров нередко привлекают к пробации, к медиации, к творческой, психологической, образовательной работе с заключенными.

В последние годы в ряде стран готовились или осуществлялись эксперименты с применением современных технологий привлечения НКО к оказанию социальных услуг в пенитенциарной системе. В качестве примера можно привести программы партнерства государства, НКО и бизнеса под названием «Социальные облигации». Эта форма сотрудничества предполагает, что инвестор вкладывает средства в осуществление выполняемого какой-либо НКО социального проекта (например, снижения рецидивизма среди отбывших наказание заключенных до определенного уровня) и если поставленные цели и индикаторы их реализации достигнуты, государство выплачивает инвестору его деньги и доход на них.

Однако эксперимент не был доведен до конца: вместо «Социальных облигаций» правительство принялось внедрять программу «Трансформация реабилитации» (Transforming Rehabilitation), суть которой — в выплате средств непосредственно реализующим реабилитационную работу операторам, также с условием достижения ими установленных индикаторов, но без посредничества инвесторов. Эта программа запущена в 2014 г., когда была создана частная компания по реабилитации (Community Rehabilitation Companies). В 2016 г. программа «Трансформация реабилитации» прошла аудит, основной вывод которого — замечаний и недостатков много, однако в целом система работает.

Частный случай: земля Шлезвиг-Гольштейн, Германия

Уровень инкарцерации в земле Шлезвиг-Гольштейн почти вдвое ниже средне-германского (соответственно 40 и 76 человек на 100 000 населения), что стало результатом целенаправленной политики властей по применению наказаний, не связанных с лишением свободы, и широкого распространения программ пробации. Данная политика закреплена земельным Законом о тюрьмах и нормативными документами, определяющими уголовную политику. Чиновники Министерства юстиции земли Шлезвиг-Гольштейн отдают себе отчет, что пенитенциарные учреждения всегда были и всегда будут «школой преступности» и «рассадником» криминальной субкультуры и асоциальных ценностей. По их мнению, это значит, что нужно избегать тюремного заключения всегда, когда это возможно. Поэтому ежегодно около 1 800 правонарушителей принимают участие в процедурах восстановительного правосудия, включая программы медиации с потерпевшими.

В земле Шлезвиг-Гольштейн функционируют три исправительных учреждения для молодежи, пять для мужчин и одно для женщин совокупной вместимостью 1 600 мест. Пенитенциарные учреждения входят в систему гражданской госслужбы.

Средняя цена одного человеко-места в тюрьме составляет 132 евро в день. В значительной мере такая высокая цифра обусловлена высокой квалификацией персонала: у сотрудников, начиная с должности начальника подразделения, имеется университетское образование. Сотрудники службы охраны обучаются в специальном учебном центре в городе Ноймюнстер.

Основополагающим принципом пенитенциарной системы является реабилитация. Закон о тюрьмах делает акцент на восстановительном правосудии и ориентации на семейную реабилитацию — в дополнение к традиционным мерам психологической и педагогической помощи. У заключенных есть право отбывать наказание в одиночной камере.

Примерно 30–40% заключенных освобождаются по УДО по истечении половины или двух третей срока. Решение об УДО принимает суд на основе представления администрации исправительного учреждения. Основная причина для отказа в УДО — высокий риск рецидива, который оценивают как сотрудники тюрьмы, так и психологи. Освобождающиеся по УДО получают доступ к целому спектру пробационных услуг, направленных на ресоциализацию.

Работа в службах пробации как для чиновников, так и для сотрудников НКО требует профильного университетского образования. В пробационной системе заняты примерно 75 госслужащих и около 40 НКО, предоставляющих консультативную помощь, психологическую, педагогическую и иную поддержку контингенту около 5 000 человек. Часть этого контингента не отбывала срок в заключении, а поступила для прохождения пробации сразу же — в качестве альтернативы тюремному заключению.

В земле действуют программы ресоциализации, адресованные особым группам осужденных: женщинам, несовершеннолетним, людям с ограниченными возможностями здоровья и иностранцам. Основные сложности, с которыми сталкиваются бывшие заключенные, стандартны: это проблемы с жильем, занятостью, доступом к социальным пособиям, психологической помощи, а также долги, злоупотребление наркотическими веществами и различные заболевания.

По законам земли Шлезвиг-Гольштейн, заключенные обязаны либо работать, либо проходить программы профессионального обучения. Работающие заключенные получают зарплату, неработающие — пособие. Деньги поступают на лицевой счет, причем некоторая их часть в обязательном порядке резервируется и выдается только в момент освобождения.

Удержаний на содержание заключенных не производится — считается, что эти расходы должно покрывать государство, так как цель тюремного заключения состоит в реабилитации осужденного.

При каждой из тюрем действует независимый общественный наблюдательный комитет, куда входят представители местных сообществ, политических и гражданских организаций. Комитет получает информацию обо всех аспектах функционирования тюрьмы, его члены имеют право свободного доступа к заключенным в любое время. Также право посещать заключенных имеют члены земельного парламента. С другой стороны, сами заключенные вправе обращаться с жалобами в петиционный комитет земельного парламента. Кроме того, в большинстве исправительных учреждений активно работают волонтеры, как правило, организующие такие виды деятельности, как спортивные занятия и религиозные собрания, но также участвующие и в индивидуальном консультировании.

Уровень рецидивизма по-прежнему очень высок, особенно среди молодежи, однако с середины 90-х наметился тренд к некоторому его снижению.

ФИНЛЯНДИЯ: УСПЕШНЫЙ ОПЫТ ТЮРЕМНЫХ РЕФОРМ

В то время как в большинстве стран Европы за послевоенный период численность заключенных значительно выросла, а в скандинавских странах существенно не изменялась, Финляндии удалось снизить уровень инкарцерации с 180 человек на 100 000 населения в 1950 г. до 57 человек в 2014 г. Это оказалось возможным благодаря серии реформ, которые проводились последовательно и целенаправленно на протяжении нескольких десятилетий на всех уровнях, начиная с политического и кончая административным.

Началу реформ в середине 1960-х годов способствовал установившийся в социологии консенсус, известный как «nothing works doctrine». Согласно этой доктрине, эффективность любых программ реабилитации преступников с точки зрения профилактики рецидивизма чрезвычайно низка. Однако в разных странах из этой доктрины сделали разные выводы. США или в значительной степени Великобритания пошли по пути наращивания инкарцерации по принципу «Если преступника нельзя исправить, то его хотя бы можно обезвредить, изолировав от общества». Финляндия реализовала ровно противоположную политику, которую в целом можно сформулировать примерно так: «Пенитенциарная система не помогает снизить общественный ущерб от преступности, но мы хотя бы можем снизить общественный ущерб от самой пенитенциарной системы».

Традиционные лозунги уголовной политики, такие как возмездие и защита общества от преступника, в Финляндии сменились идеей минимизации вредного воздействия как самой преступности, так и борьбы с ней, снижения соответствующих затрат, а также  «справедливого распределения» издержек между обществом, преступником и жертвой.

По предложению финских криминологов эти идеи были зафиксированы в Декларации Криминологического конгресса ООН в 1970 г. При этом в рамках новой уголовной политики в Финляндии от идеи превенции не отказались полностью, но стали понимать ее не как продукт устрашения, которое вызывает уголовное наказание, а как результат изменения морали и ценностей. Иными словами, привлечение к ответственности и наказание призвано выразить общественное неодобрение определенных поступков, с тем чтобы люди воздерживались от них не из страха, а из нежелательности порицания.

С 2011 г. в Финляндии функционировали 28 тюрем вместимостью от 40–50 до чуть более 300 человек: 16 закрытых разной степени обеспечения безопасности и 12 открытых. В открытых тюрьмах нет охраны, а заключенные могут покидать территорию в дневное время — например, для выхода на работу, посещения врача, церкви и даже совершения покупок. В пенитенциарной системе есть две тюремные больницы: общая и психиатрическая.

Среднее ежедневное число заключенных. составляло 3 000 человек, а число сотрудников пенитенциарных учреждений — 3 300 человек. В открытых тюрьмах содержится примерно 20% заключенных. Расходы на содержание одного заключенного составляли примерно 200 евро в день в закрытых и 160 — в открытых тюрьмах.

Для каждого заключенного тюремная администрация составляет индивидуальный план отбытия наказания, предусматривающий, чем и как он будет заниматься, когда и при каких условиях может рассчитывать на смягчение режима или УДО и т. п. Этот план по мере необходимости может корректироваться.

Заключенные имеют право переписки и телефонных разговоров, при этом коммуникации подвергаются цензуре. Есть право на свидания и отпуск из тюрьмы. Установлена процедура предоставления планового отпуска, для получения которого осужденный должен выполнить определенные требования, однако все заключенные также имеют право на отпуск по исключительным причинам.

Ежедневной работой обеспечены около 40% заключенных. Традиционными тюремными производствами являются работы по дереву, металлу и сельское хозяйство. В открытых тюрьмах заключенные работают по найму. В закрытых тюрьмах заключенные по найму не работают, но привлекаются к труду с воспитательными целями, получая за это пособие в размере от 0,7 до 1,2 евро в час, не облагаемое налогом. Пособие положено и осужденным, проходящим обучение. Однако пособие не выплачивается, если полезная деятельность финансируется из другого источника (например, заключенный получил грант на обучение). Занятия по профессиональному обучению посещают более половины заключенных; примерно 20% получают в местах лишения свободы начальное или среднее образование. В тюрьмах осуществляются разнообразные программы лечения алкогольной и наркотической зависимости, а также психосоциальной реабилитации.

Может Украина перенять положительный опыт?

Приложение

Репортаж Дойче велле:

Как выглядят немецкие тюрьмы

Комната на одного. Фото dw.com

Так выглядит камера в тюрьме Вальдхайм. В 2012 году в этой самой старой тюрьме Германии построили новый корпус. Строительство обошлось в 7,5 млн евро. Кроме камер, здесь оборудован большой «социальный ареал» со спортивным залом, помещениями для игр и т.д. Телевизор и компьютер разрешены, если осужденный может приобрести их на свои деньги. Но доступ в интернет есть только в исключительных случаях.

Чем вооружена охрана?

Охранники на вышках (на снимке — тюрьма в Штаубинге для осужденых за особо опасные преступления), как и те, кто работает внутри тюрьмы, не носят огнестрельного оружия. Его могут раздавать только в экстренных случаях (бунта с угрозой для человеческой жизни, например). На территории тюрьмы охранники вооружены дубинками, газовыми баллончиками, в исключительных случаях — электрошокерами.

Питание

Так выглядит стандартный обед заключенного тюрьмы в Ганновере: жареное в кляре филе камбалы с традиционным немецким картофельным салатом. Салат делают повара-заключенные, причем рецепт хранят в секрете. Пластиковый судок необходим для того, чтобы блюдо не остывало. Если у осужденных есть деньги, они могут прикупать себе и что-то другое. Но деликатесы из соседнего ресторана им не носят.

Сколько осужденных сидят в Германии?

Это здание похоже на обычный высотный дом. Тем не менее, это тюрьма в берлинском районе Тегель. В 183 «учреждениях исполнения наказания» Германии — около 75 тысяч «посадочных мест». Но сейчас в них содержатся около 64 тысяч осужденных. Примерно шесть процентов из них — женщины. Есть специальные тюрьмы для осужденных моложе 21 года и одна тюрьма (в городе Зингене) для пожилых.

Наказание для подростков

Это тюрьма для малолетних преступников в Адельсхайме. «Малолетними», то есть получающими более мягкие наказания даже за особо тяжкие преступления (например, убийство), считаются в Германии подростки в возрасте 14-17 лет. В отдельных случаях эти более мягкие законы применяются и к 18-20-летним. Дети до 14 лет к уголовной ответственности в Германии привлечены быть не могут.

Фитнес для пенсионеров

Это уже специальная тюрьма для пожилых — в Зингене, около города Констанц. Здесь отбывают наказание мужчины и женщины в возрасте от 63 лет и старше. Условия в этой тюрьме тоже более мягкие. Большинство «малосрочников» только ночуют здесь, а днем выходят за стены тюрьмы. В ней есть, например, фитнес-центр.

Работа по желанию

Слесарная мастерская пенитенциарного учреждения в Виллихе (Северный Рейн — Вестфалия). Работать заключенным в Германии не обязательно, но многие с удовольствием это делают: во-первых, надо чем-то занять время, во-вторых, они могут заработать. Правда, оплата труда, как правило, низкая, так как подавляющее большинство заключенных занято на неквалифицированных работах.

Концерт с аншлагом

Концерт британской хард-рок-группы Uriah Heep и ее солиста Берни Шо в тюрьме Роттенбурга. На концерт собрались около 500 заключенных — практически все, кто в это время здесь сидел.

Тюрьма класса «люкс»

Образцово-показательной считается в Германии тюрьма предварительного заключения в Вайтерштадте, построенная в 1997 году. Здесь есть стадион, бассейн, тюремная церковь… Около 800 человек ждут в этой тюрьме до суда за совершенные преступления. Злые языки утверждают, что время пребывания здесь побуждает их на новые нарушения закона.

https://www.dw.com/ru/

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code